Андрей Малахов: о Навальном, Эрнсте и духовнике Путина